Между молотом и наковальней

Серьезные трудности начались уже на рубеже 1930-х годов. Первый музейный съезд СССР, состоявшийся 1-5 декабря 1930 года, дал старт широкомасштабной реформе музейного дела, которая затронула практически все музеи страны. В соответствии с постановлениями и партийными рекомендациями съезда генеральная перестройка музейного дела сопровождалась решением не только реальных проблем развития музеев. Сталинский тезис об обострении классовой борьбы по мере строительства социализма, привнесенный съездом в музейное дело, дал толчок к поиску "классовых врагов", "вредителей" и "диверсантов", в том числе и в среде музейных работников.

По стране прокатилась волна свертывания музеев, особенно досталось "буржуазному краеведению". Это не могло не отразиться и на формировании исторических музеев. Музейный предмет отходил на второй план. "Старые" подлинные экспонаты стали уступать место диаграммам о сплошной коллективизации сельского хозяйства и индустриализации страны, экспозиции превращались в пропагандистскую иллюстрацию основных законов марксистско-ленинской диалектики. Одновременно значительная часть листовок и документов сомнительного, с точки зрения органов власти, содержания изымалась из фондов музея и передавалась в ИМЭЛ (Институт Маркса-Энгельса-Ленина) и Центрархив без объяснений и подробных описей.

Постепенно закрылись все "исторические комнаты" в Зимнем дворце, в которые ранее были превращены покои российских императоров с сохранившейся обстановкой. Государственный музей Революции, уповая на завоеванный ранее авторитет, счёл возможным вступить в борьбу за право создания исторических экспозиций, сочетающих подлинные предметы с минимумом вспомогательного материала. Какое-то время коллективу более-менее удавалось сохранить и своё объективное отношение к фактам истории, и уважение к подлинному музейному предмету как главному элементу экспозиции.

"Гром" окончательно грянул вскоре после убийства С.М. Кирова. На заседании бюро Ленинградского горкома ВКП(б) 22 мая 1935 года были вскрыты "серьёзные методологические ошибки" в экспозиционном показе истории революционного движения и Коммунистической партии. Музей закрыли на шесть месяцев. По мнению партийных органов, экспозиция и оценки музеем революционных событий и роли в них ряда партийных и государственных деятелей пришли в противоречие с политической ситуацией в стране. Основные же причины коренной перестройки экспозиций лежали в необходимости трансформации всего музейного показа через призму пресловутой "теории двух вождей революции" – Ленина и Сталина, а также в связи с переходом целого ряда партийных лидеров и деятелей революционного движения в разряд противников советской власти, а то и просто "врагов народа".