Лаборатория мысли. К 100-летию Музея политической истории России

Описание В нынешнем году Музей политической истории России отмечает столетие. Свою летопись он отсчитывает с 9 октября 1919 года, когда по постановлению Петроградского совета рабочих и красноармейских депутатов был учрежден Государственный музей революции.

Его «отцы-основатели», среди которых были и народовольцы-террористы, не могли предположить, что всего через два десятилетия, когда начнется Великая Отечественная война, он будет... прославлять самодержца и соединит революционные традиции с наследием русской государственности. Идеологический поворот в советской политике наметился еще до войны, однако до 1941 года музею приходилось лишь иллюстрировать «Краткий курс ВКП(б)» и не затрагивать патриотические сюжеты.

Зато уже в начале войны музей обратился к героическому прошлому, причем дореволюционному, «царскому». Классовая фразеология обнаружила свою пропагандистскую неэффективность: в борьбе со смертельно опасным врагом приходилось искать другие слова. Поэтому в идеологии обозначился явный уклон в сторону отражения «истории борьбы русского народа за свою независимость».

В максимально короткие сроки была создана выставка «Великое прошлое русского народа». Она открылась 29 июня 1941 года в Зимнем дворце, где тогда располагался Музей революции, и рассказывала о ратных подвигах в борьбе с польскими, французскими, немецкими захватчиками. Речь шла и об ополчении в Смутное время. Одновременно начала действовать выставка, посвященная обороне Петрограда от войск Юденича в 1919 году, когда большевики активно формировали отряды добровольцев.

Исторический опыт оказался востребованным: в Ленинграде началось формирование дивизий народного ополчения. Кстати, в них записались четырнадцать сотрудников музея, в том числе и женщины. Бригада из двух десятков музейщиков работала на строительстве оборонительных сооружений под Гатчиной и Шимском.

В июле 1941 года музей закрылся для посетителей, но продолжал работать и дальше. Сотрудники подготовили передвижные выставки «Как русский народ бил и бьет немецких захватчиков», «Героическая оборона Петрограда в 1919 г.», которые размещались в госпиталях, воинских частях, домах культуры.

Не менее важной стала агитационная работа. Тогдашний директор музея Серафима Павлова вспоминала, как она и ее коллеги иногда по два-три раза в день выезжали с докладами на заводы и в домохозяйства. Конечно, музейщики не могли ответить на вопросы о причинах поражений Красной армии, но на исторических примерах борьбы русского народа за независимость призывали сплотиться против агрессора.

Когда фронт приблизился к городу, им пришлось выступать и в землянках воинских частей, и в бомбоубежищах. А делать это было все труднее и труднее. В приказах по Музею революции начиная с 21 декабря 1941 года регулярно появлялась запись: «Считать исключенным из списков ввиду смерти». Семнадцать сотрудников не пережили первую блокадную зиму...

Но даже в таких условиях музейщики целенаправленно собирали свидетельства жизни города. За время войны в фонды поступило свыше 17 тысяч экспонатов. Среди них - заявления ленинградцев о вступлении в ряды Красной армии и народное ополчение, письма с фронта, листовки с обращениями руководства Ленинграда к горожанам, карточки на продукты и промтовары, образцы хлебного пайка весом 125 и 250 граммов, продукция городской промышленности... Правда, не все руководители учреждений шли навстречу. Например, в 6-м отделении милиции ответили: «Наше учреждение входит в систему НКВД. Никакого материала не дадим».

Осенью 1942 года в Петропавловском соборе - тогда филиале Музея революции - была открыта для посещения могила Петра I. И каждый день, по воспоминанию Серафимы Павловой, воинские части, отправлявшиеся на фронт, организованно приходили в собор и клялись отстоять Ленинград, преклоняя колени у могилы царственного основателя города. Еще несколько лет назад представить такое было просто невозможно. Сотрудники музея организовали в соборе небольшую выставку о деятельности Петра I, ее лейтмотивом стали знаменитые слова царя, сказанные им перед Полтавской битвой: «...а о Петре ведайте, что жизнь ему не дорога - только бы жила Россия».

Когда уже после освобождения города от блокады создавалась выставка «Героическая оборона Ленинграда» (ставшая впоследствии Музеем обороны), около половины из 10 тысяч ее экспонатов предоставил именно Музей революции. В ту пору его руководство стало задумываться о «переформатировании» экспозиции - превращении ее в исторический музей. На фоне подъема патриотических настроений появилось ощущение, что музей, основанный как «лаборатория революционной мысли», уже не так актуален.

«Музей в основном должен быть посвящен истории СССР ХIХ - ХХ веков - периоду, в который историческое развитие нашей родины было неразрывно связано с городом Петербургом - Ленинградом, как столицей и важнейшим хозяйственным и культурным центром страны, - говорилось в записке в отдел пропаганды Ленинградского горкома, подготовленной в феврале 1944 года Серафимой Павловой. - Экспозиция должна показать... все стороны исторического развития нашей родины с особым выделением вопросов ее внешнеполитической истории - героической борьбы русского народа за честь и независимость своей родины».

Наркомат просвещения РСФСР в 1944 году поддержал предложение о трансформации Музея революции в исторический «с привлечением всех материалов из других ленинградских музеев и дворцов, относящихся к ХIХ - ХХ вв.». Однако по политическим причинам все эти планы остались на бумаге: Москву насторожил чрезмерный рост, говоря нынешними словами, «регионального патриотизма».
#музей политической истории

Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 023 (6376} от 08.02.2019 под заголовком «Лаборатория мысли».
Источник СМИ