Как развивался роман между наследником и Матильдой Кшесинской

25.09.2017
Описание «Своей семье он был верен»: историк — о романе между Николаем II и Матильдой

Где Николай Романов познакомился с Матильдой Кшесинской, как в русском обществе реагировали на роман между наследником и балериной и что с ней стало после разрыва отношений — «Афиша Daily» поговорила с петербургским историком Алексеем Кулегиным, написавшим несколько работ о приме Мариинского театра.

Алексей Кулегин

Заведующий редакционно-издательским отделом Государственного музея политической истории России, кандидат исторических наук, автор исследований «Дело об особняке. Как большевики «уплотняли» Матильду Кшесинскую» и «Примадонна для императора. Николай II и Матильда Кшесинская» и экспозиции «Матильда Кшесинская: фуэте судьбы», которая с 2015 года работает в Музее политической истории России.


СЕМЬЯ

Матильда Кшесинская вышла из театральной семьи. Ее отец Феликс Янович (в русской транскрипции — Иванович) был знаменитым балетным танцором, выступал в Варшавской опере. Они даже выходили вместе на сцену: есть фотография, где они танцуют мазурку в опере «Жизнь за царя». Феликс Янович прожил очень длинную жизнь и умер из-за несчастного случая: во время одной из репетиций случайно провалился в открытый люк, и, видимо, сильный испуг и травма приблизили его кончину. Мама Кшесинской Юлия Доминская также была артисткой. Почти все ее дети пошли в балет: старшая сестра Матильды Юлия не стала такой же известной балериной, а вот брат Иосиф получил звание заслуженного артиста, которое сохранил и в советское время.

ЗНАКОМСТВО С ИМПЕРАТОРСКОЙ СЕМЬЕЙ

В 1890 году Матильда очень успешно закончила Императорское театральное училище (сейчас — Академия русского балета имени А.Я.Вагановой. — Прим. А.К.) в 17 лет. Выпускной вечер и стал поворотным событием в судьбе Кшесинской — там состоялась ее встреча с наследником-цесаревичем.

По традиции царская семья почти в полном составе присутствовала на этом мероприятии. Балет считался привилегированным искусством — как и позднее, в советское время. Власти предержащие проявляли к нему интерес во всех смыслах — часто их интересовали не только выступления, но и сами балерины, с которыми у князей и великих князей было множество романов.

Итак, 23 марта 1890 года после экзаменов в училище приехала царская семья. После небольшого балетного фрагмента, в котором участвовала и Кшесинская (она танцевала па-де-де из «Тщетной предосторожности»), последовал ужин с воспитанницами. По версии Матильды, Александр III захотел с ней познакомиться — спросил, где тут Кшесинская. Ее представили, хотя обычно на переднем плане должна была находиться другая девушка — лучшая ученица выпуска. Тогда Александр якобы произнес знаменитые слова, предопределившие будущую судьбу Кшесинской: «Будьте красой и гордостью русского балета!». Скорее всего, это миф, придуманный позднее самой Кшесинской: она любила заниматься самопиаром и оставила после себя не совпадающие в некоторых деталях дневник и воспоминания.

Император посадил Кшесинскую вместе с Николаем, который был старше Матильды на четыре года, и сказал что-то вроде: «Только слишком много не флиртуйте». Интересно, что изначально тот исторический ужин Кшесинская воспринимала как скучную, рутинную вещь. Ей было совершенно все равно, какие великие князья там будут, кто окажется рядом. Однако с Николаем у них быстро возникла непринужденная беседа. Уже при их расставании было понятно, что эта встреча неслучайна. Вернувшись в Аничков дворец, Николай оставил такую запись у себя в дневнике: «Поехали на спектакль в Театральное училище. Были небольшие пьесы и балет. Очень хорошо ужинал с воспитанницами» — больше ничего. Однако знакомство с Кшесинской он, конечно, запомнил. Спустя два года Николай напишет: «В 8 час. отправился в Театральное училище, где видел хороший спектакль драматических классов и балет. За ужином сидел с воспитанницами, как прежде, только очень недостает маленькой Кшесинской».

РОМАН

Кшесинскую зачислили в труппу Императорских театров, но ей, молодой дебютантке, поначалу не давали больших ролей. Летом 1890 года она выступала в деревянном Красносельском театре. Его построили для развлечения гвардейских офицеров, среди которых были все великие князья, включая Николая. За кулисами они с Матильдой как-то встречались, обменивались короткими фразами; в дневнике Николай писал: «Кшесинская 2-я мне, положительно, очень нравится». Наедине они практически не виделись. В общем, невинная милая ситуация.

Затем произошло известное событие — кругосветное путешествие наследника на крейсере «Память Азова». Кшесинская очень переживала, что Николай ее забудет. Но этого не случилось, хотя путешествие длилось больше года. По возвращении молодые люди встречались в театре, а в марте 1892 года состоялось их первое приватное свидание. Так указано в мемуарах, хотя на самом деле Николай приехал на квартиру к ее родителям, а в комнате они были втроем с сестрой Кшесинской.

О том, как это было, можно узнать из дневника Матильды. Вечером Кшесинская чувствовала себя неважно, в комнату зашла горничная и объявила, что приехал их знакомый, гусар Волков. Кшесинская приказала просить — оказалось, это был Николай. Они провели вместе больше двух часов, пили чай, разговаривали, смотрели фото; Николай даже выбрал какую-то карточку, затем сказал, что хотел бы ей писать, получил разрешение на ответные письма и впоследствии попросил Кшесинскую обращаться к нему на ты.

Кульминация их отношений наступила зимой 1892–1893 годов. Вероятнее всего, Николай и Матильда стали любовниками. Дневник Николая, очень закрытого и сдержанного человека, пестрит описаниями встреч: «Отправился к М.К., где ужинал по обыкновению и прекрасно провел время», «Отправился к М.К., провел чудесных три часа с ней», «Уехал только в 12 ½ прямо к М.К. Оставался очень долго и чрезвычайно хорошо провел время». Кшесинская же вела очень дамский дневник, где описывала свои переживания, чувства, слезы. У Николая никаких вольностей нет. Однако вот как он пишет про зимние события: «25 января 1893 года. Понедельник. Вечером полетел к моей М.К. и провел самый лучший с ней вечер до сих пор. Нахожусь под впечатлением ее — перо трясется в руке». Даже в описании куда более грозных событий такие сильные эмоции со стороны Николая практически незаметны. «27 января 1893 года. В 12 час. отправился к М.К., у которой оставался до 4 час. (имеется в виду, до четырех часов утра. — Прим. ред.). Хорошо поболтали, и посмеялись, и повозились». Позднее они решили, что Кшесинская должна жить отдельно: встречаться у родителей было слишком неудобно — тем более что небольшая спальня девушек примыкала к кабинету отца. При поддержке Николая Кшесинская сняла дом на Английском проспекте, 18, — отныне они виделись там.

Кшесинская предварительно спросила разрешение у отца. Тогда переезд незамужней девушки от родителей считался неприличным, и Феликс Янович долго колебался. В итоге они поговорили: отец объяснил ей, что эти отношения бесперспективны, у романа нет будущего. Кшесинская ответила, что понимает все это, но безумно любит Ники и хочет хоть сколько-нибудь оставаться счастливой. Было принято такое решение — отец разрешил переезд, но только вместе со старшей сестрой.

Они начали жить в доме с очень интересной историей. Самым известным его хозяином был дядя императора Александра III, великий князь Константин Николаевич. Кроме того, что он был большим либералом (и за это его терпеть не мог Александр III), Константин де-факто был двоеженцем: свою законную супругу он оставил и жил там с балериной Анной Кузнецовой.

Обычно говорят, что переезд состоялся зимой. В дневнике Матильды нет точной даты, зато она есть у Николая. Он писал: «20 февраля (1893 года). В театр не поехал, зато отправился к М.К. и отлично вчетвером поужинали на новоселье. Они переехали в новое жилище, уютный домик-особняк в два этажа. Комнаты отделаны очень хорошо и просто, но надо еще дополнить кое-что. Очень приятно иметь отдельное хозяйство и быть независимым. Засиделись опять до четырех часов». Четвертый гость — барон Александр Зедделер, полковник, за которого позже вышла замуж Юлия. Кшесинская подробно описывала, как она занималась благоустройством: она вообще с удовольствием вела строительные дела.

РАЗРЫВ

Это была кульминация романа и в то же время начало конца. Все более четко вырисовывалась перспектива брака с Алисой Гессен-Дармштадтской, будущей Александрой Федоровной. Николай довольно интересно писал в дневнике: «Весьма странное явление, которое я в себе замечаю: я никогда не думал, что два одинаковых чувства, две любви одновременно совместились в душе. Теперь уже пошел четвертый год, что я люблю Аликс Г. и постоянно лелею мысль, если Бог даст на ней когда-нибудь жениться…» Проблема заключалась в том, что его родители не очень одобряли этот выбор. У них были другие планы — Мария Федоровна, скажем, рассчитывала на брак с французской принцессой; присматривалась и к другим вариантам.

Несколько раз Николай приезжал к Алисе, однако посвататься не получалось — чему очень радовалась Кшесинская. Она писала: я снова была рада, что ничего не состоялось, что Ники ко мне вернулся, что он такой счастливый. Был ли он таким уж счастливым или нет — большой вопрос. Алиса не хотела переходить в православие. Это было важным условием династического брака. Ее сестра Элла (Елизавета Федоровна), ставшая женой московского губернатора Сергея Александровича, тоже не сразу на это согласилась. Алиса долго колебалась, и только весной 1904 года состоялась помолвка. Еще до этого Николай разорвал отношения с Кшесинской.

У Матильды очень подробно описано их последнее свидание — у каких-то сараев на Волхонском шоссе. Она приехала из города в карете, он прибыл верхом из гвардейских лагерей. По ее версии, Николай сказал, что их любовь навсегда останется самым светлым моментом его молодости, и разрешил продолжать ей обращаться к нему на ты, обещал откликнуться на любую ее просьбу. Кшесинская очень переживала — это описано в мемуарах и немного в дневниках, но после расставания с Николаем дневники обрываются. Вероятно, она забросила их в расстроенных чувствах. По крайней мере, о существовании других подобных записей нам ничего не известно.

По воспоминаниям камердинера императора, Николай каждый вечер выпивал стакан молока и педантично записывал все, что с ним произошло за день. В какой-то момент он просто перестал упоминать Матильду. В начале 1893 года Николай почти каждый день писал что-то «о моей Мале», «о моей М.К.» или о том, что «полетел к маленькой М.». Потом упоминаний стало все меньше, и к 1894 году они исчезли совсем. Но нужно учитывать нюансы — его дневники могли читать посторонние люди, родители, камердинер.


ОТНОШЕНИЕ К РОМАНУ В ИМПЕРАТОРСКОЙ СЕМЬЕ И В СВЕТЕ


Существует несколько версий о том, что царская семья думала о романе Николая с Матильдой. Есть мнение, что их первая встреча была хорошо подготовленным экспромтом. Якобы Александр III начал волноваться, что наследник стал вялым, инертным, что он уже вроде бы взрослый юноша, а романов все нет. По совету Константина Победоносцева — воспитателя Николая и главного идеолога Российской империи — Александр решил подыскать ему девушку — балерины в этом качестве, несомненно, подходили. В частности, Матильда — она обладала немного сомнительным, но все-таки дворянством, была молода, не испорчена громкими романами, возможно, даже оставалась девственницей.


Судя по дневнику Матильды, Николай намекал на близость, но никак не мог решиться. Их роман был платоническим как минимум два года, на чем Николай акцентирует особенное внимание. По версии Матильды, во время свидания в начале января 1893 года между ними происходит решительное объяснение на интимную тему, из которого Кшесинская понимает, что Николай боится быть у нее первым. Тем не менее Матильде удалось как-то побороть это стеснение. Свечку никто не держал: никаких документов, железно подтверждающих эротическую связь, нет. Лично я уверен, что между Николаем и Матильдой были интимные отношения. Согласитесь, «перо дрожит в руке» написано неспроста — тем более наследником престола, чей выбор на самом деле практически неограничен. В самом романе — платоническом или нет — никто не сомневается. Впрочем, историк Александр Боханов полагает, что интимной связи не было, иначе Матильда попыталась бы родить от Николая ребенка. Конечно, никакого ребенка не было, это миф. Ну, а в 1894 году роман совершенно точно прекратился. Можно считать Николая никудышным государственным деятелем, но своей семье он был верен: папина натура, а не дедушкина, у которого романов было море.


Мария Федоровна точно знала о романе Николая. Ей об этом рассказала одна из фрейлин — до этого императрица пожаловалась, что ее сын часто не ночует дома. Влюбленные пытались маскировать свои встречи довольно смешным образом. Например, Николай говорил, что едет к великому князю Алексею Алексеевичу. Дело в том, что особняк на Английском проспекте примыкал садом к его дому: маршрут тот же, адрес другой. Или говорил, что едет куда-то и заезжал туда уже после Матильды. Известны слухи о романе, записанные владелицей великосветского салона Александрой Викторовной Богданович. Ее дневник издавался несколько раз: она вела его с 1870-х и до 1912 года. Вечером после приема гостей Богданович внимательнейшим образом заносила в свою тетрадь все новые сплетни. Также сохранились очерки балетного деятеля Дениса Лешкова. Он пишет, что слухи дошли до высочайших родителей. Мама рассердилась и поручила одному из своих флигель-адъютантов отправиться к Феликсу Яновичу (Матильда тогда еще жила с семьей), чтобы запретить тому под любым благовидным предлогом принимать дома цесаревича. Феликс Янович оказался в очень сложной ситуации. Выход был найден в духе романов Дюма, пишет Лешков: молодые люди виделись в карете, стоявшей в укромном переулке.


Но вскоре мать решила, что ее Ники слишком ответственен, чтобы его связь могла как-то отразиться на будущем царствовании. Папа же относился к роману совсем спокойно — списывал все на грешки молодости. Так что встречи с Кшесинской Александра, возможно, устраивали — а может быть, устраивали и маму: уж больно ей не хотелось брака Николая с Алисой. Но после резкого ухудшения здоровья Александра III события приняли известный оборот — можно сказать, что свадьба состоялась одновременно с его кончиной.


ПОСЛЕ НИКОЛАЯ


В знаменитый особняк на улице Куйбышева Кшесинская переехала зимой 1906 года. К тому моменту у нее, примы-балерины Мариинского театра, уже был сын Владимир, а сама она состояла в отношениях с двумя другими великими князьями — Сергеем Михайловичем и Андреем Владимировичем. Дом на Английском проспекте Николай ей подарил, и мы даже знаем, сколько он стоил — примерно 150 тысяч рублей. Судя по документам, которые я нашел, Кшесинская пыталась его продать, — и как раз там указана эта цифра. Неизвестно, какие суммы Николай регулярно тратил на свой роман. Сама Кшесинская писала, что его подарки были хорошие, но не крупные.


Разумеется, в газетах о романе не упоминали — независимых средств информации тогда не было. Но для великосветского Петербурга связь с Кшесинской не была секретом: о ней упоминает не только Богданович, но и, например, Алексей Суворин, друг Чехова и издатель «Нового времени» — причем недвусмысленно и в довольно неприличных выражениях. По-моему, у Богданович указывается, что после разрыва обсуждались разные варианты того, что делать с Кшесинской. Градоначальник Виктор фон Валь предлагал то ли дать ей денег и куда-то отправить, то ли просто выслать из Петербурга.


После 1905 года в стране появляется оппозиционная печать с материалами очень разного уровня. Ну а настоящий шквал начинается в 1917 году. К примеру, в мартовском номере «Нового сатирикона» была опубликована карикатура «Жертва нового строя». На ней изображена лежащая Кшесинская, которая рассуждает: «Мои близкие отношения к старому правительству давались мне легко — оно состояло из одного человека. Но что я буду делать теперь, когда новое правительство — Совет рабочих и солдатских депутатов — состоит из двух тысяч человек?»

-------------------------------------------------------------------------------------------------------
Матильда Кшесинская умерла 6 декабря 1971 года в Париже в возрасте 99 лет. В эмиграции она носила титул светлейший княгини, который присвоил ей великий князь Кирилл Владимирович, в 1924 году провозгласивший себя Императором Всероссийским.

https://daily.afisha.ru/brain/6892-svoey-seme-on-byl-veren-istorik-o-romane-mezhdu-nikolaem-ii-i-mat...