Дом, который построил Брант


Предлагаем вашему вниманию рассказ о том, как был построен один из особняков, в которых находится музей. Путеводитель, который представлен ниже, вы можете как скачать и распечатать самостоятельно, так и получить в музее.

Сто лет назад в этом доме на Большой Дворянской улице поселился с чадами и домочадцами немецкий предприниматель
Василий Эммануилович Брант – владелец торгового дома «Э. Г. Брант и Ко», домовладелец, член правления пивоваренного завода «Бавария», член совета Петроградского учетного и ссудного банков, почетный гражданин Санкт-Петербурга.

В. Э. Брант занимался торговлей, промышленностью, банковским делом. Память о его заводах хранит название одной из улиц на Малой Охте – Брантовская дорога. Там, на Охте стояли его лесопильни, на реке швартовались его каботажные (грузовые) суда, а на набережной Мойки находилось правление его предприятий, занимавшихся продажей леса, льна, зерна. Под Петербургом у В. Э. Бранта было имение Брантовка, откуда к его столу поставляли свежие овощи, творог, сметану и прочие продукты.

Такой известный и богатый человек должен иметь большой и красивый дом!

В 1909 г. Брант заказал проект своего семейного гнезда придворному архитектору, тоже немцу, Роберту-Фридриху (Роману Федоровичу) Мельцеру, который выполнил его в модном в ту пору неоклассическом стиле с элементами модерна.

Роман Федорович был одаренным архитектором, прекрасным рисовальщиком и членом большой семьи Мельцеров, в которую входили три брата. Они являлись наследниками основанной их отцом, Фридрихом Мельцером, фабрики, занимавшейся производством мебели и декорированием интерьеров.

Братья взялись за дело, и к 1911 г. особняк В. Э. Бранта был готов. Его комнаты и залы обставили мельцеровской мебелью, стены украсили картинами, гобеленами, шпалерами, окна завесили портьерами, провели электричество. Люстры в доме снабдили механизмами, которые обеспечивали их спуск вниз. Одна из этих люстр с действующим механизмом до сих пор находится в вестибюле особняка. В доме запустили подъемную машину (лифт).

Оборудованы были и хозяйственные постройки во дворе, где располагались прачечная, гараж, коровник, курятник, конюшня, каретный и автомобильный сараи, сеновал.

Однако Василий Брант прожил в своем чудесном доме недолго. После революции, в 1918 г. он с семьей покинул неспокойную столицу и уехал в Швейцарию, Цюрих, откуда были родом его предки.

Логика любой революции ведет к тому, что победители начинают распоряжаться имуществом и собственностью побежденных. Так случилось и в 1917 г. Особняк Бранта постигла судьба других частных домов. Его национализировали и заселили разным людом. Слуги, жившие здесь, переселились в комнаты хозяев. Так, посудомойка Серафима въехала в покои мадам Брант. Прибыли и другие жильцы. Самыми известными стал комиссар городского хозяйства Союза Коммун Северной Области Михаил Иванович Калинин и председатель Петроградского Совета рабочих и солдатских депутатов Григорий Евсеевич Зиновьев.

После 1918 года Калинин перебрался в Москву; Зиновьев оставался в Петрограде, но переехал на улицу Красных Зорь (нынешний Каменноостровский проспект), в дом 26-28. Судьба этих двух именитых жильцов особняка Бранта сложилась по-разному.

С 1922 до 1946 г. Калинин являлся официальным главой государства, Председателем Центрального Исполнительного Комитета, потом Председателем Президиума Верховного Совета СССР. Согласно Конституции СССР, его должность была самая главная в стране. Но на самом деле – главным был Генеральный секретарь партии, а эту должность 30 лет занимал И. В. Сталин. Зиновьев, один из ближайших соратников В. И. Ленина, до 1926 г. руководил Петросоветом, возглавлял Исполнительный Комитет Коммунистического Интернационала. В 1925 г. он перешел в оппозицию к Сталину. За свои оппозиционные взгляды Зиновьев трижды исключался из партии, каялся, восстанавливался в партии, пока в эпоху сталинского террора его не расстреляли вместе со многими другими революционерами, участниками событий октября 1917 г.

Особняк В. Э. Бранта пережил годы перемен и революционных преобразований, правда, утратил свое великолепие. Постояльцы здесь постоянно менялись. После большевиков и их семей в доме жили дети, оставшиеся без попечения взрослых. Таких было немало в годы Гражданской войны. Потом здесь размещалась поликлиника, затем Институт общественного питания, обком и горком комсомола, и, наконец, было принято решение отдать дом Бранта под музейные нужды. Два стоящих рядом здания, особняки Кшесинской и Бранта, соединили в один музейный комплекс. В 1957 г. в нем открылся Музей Великой Октябрьской социалистической революции, преемником которого является Государственный музей политической истории России.


Прошедший ХХ век изменил интерьеры дома, но следы первоначального замысла архитектора и элементов декора угадываются. Начнем их поиски прямо отсюда.

Вы находитесь в цокольном этаже, в гардеробной, где многочисленные гости особняка оставляли свои шубы, шинели, пальто, котелки, трости. Пол гардеробной выстлан метлахской плиткой. Своим названием она обязана городу Метлах в Германии, где еще в средние века было налажено производство цветной плитки небольших размеров. Стены облицованы английскими изразцами. Согласно описи, для гардеробной были закуплены бронзовые крючки для платья и полки для шляп. Здесь был облицованный плиткой камин с бронзовой рамой вокруг топки. Две каминные плитки украшены растительным орнаментом. К сожалению, достоверно неизвестно – случайны они здесь или первоначально входили в декор камина.

Шесть мраморных ступеней из гардеробной ведут в вестибюль, интерьер которого был оформлен Р. Ф. Мельцером с использованием элементов классического ордера.

Классицизм – художественный стиль в европейском искусстве, взявший формы античного искусства за образец. Неоклассицизм начала ХХ века берет за образец не только эпоху античности, но и искусство других прошедших эпох – Возрождения, Барокко. Просвещения.

Стены вестибюля и колонны с бронзовыми базами и капителями декорированы искусственным мрамором, а вот лестница – из настоящего каррарского мрамора из итальянского города Каррара, знаменитого своими каменоломнями. Искусственный мрамор, стукко, или стюк, – особая штукатурка, изготавливаемая из гипса с добавлением красящих солей, квасцов, мраморной пудры и других материалов. После полировки стюк принимает вид мрамора.

Пол вестибюля выстлан мраморными шашками, стены облицованы серым мрамором с прожилками.

Мраморная парадная лестница находится напротив тамбура, проходного помещения с последовательно открывающимися наружными и внутренними дверьми. Архитектор, устраивая тамбурные двери, заботился об удобстве и комфорте жителей, берег тепло, которое давала единая отопительная система дома.

Рядом с тамбуром за деревянными решетками скрывается радиатор – знаменитое изобретение петербургского немца, инженера и заводчика Франца Карловича Сан-Галли. Франц Карлович называл свое изобретение «горячей коробкой». Здесь же в вестибюле стоят два чугунных радиатора другого типа.

Уже с порога в вестибюле гость, чей взгляд скользил по его декоративному убранству, понимал, что в доме живут люди, к которым благосклонна Фортуна. Горят воздетые факелы, славя жизнь. Из рогов изобилия сыплются дары, обеспечивающие процветание и благоденствие семьи Брантов.

Широкие балюстрады лестницы украшены пышными гирляндами, вырезанными в цельных мраморных блоках. Плоды, вплетенные в гирлянды, – гранаты, фиги, виноград носят символический характер.

Гранат символизирует семейные узы и многочисленное потомство, виноград и фиги числились в атрибутах античного бога вина, радости и веселья Вакха (Диониса).

Фризы антаблемента, балки, являющейся завершением стены, украшены лепниной, гирляндами и медальонами с античными профилями – мужским и женским.

На левой стене вестибюля размещен мраморный горельеф работы немецкого скульптора Генриха Герхардта. Горельеф представляет аллегорию жизни человека. Младенец олицетворяет детство, влюбленные — юность, воин в доспехах — зрелый возраст, старик – завершение жизни. Она скоротечна, и, тем не менее, исполнена смысла, если богини судьбы парки (в древнегреческой мифологии – мойры) позволят человеку пройти весь путь до конца и не пресекут нить жизни.


На лестничной площадке с зеркалами – три двери, на двух из них – резные барельефы, на которых изображены богиня удачи и благополучия Фортуна с рогом изобилия (греческая Тюхе) и бог Меркурий (греческий Гермес), покровитель торговли (коммерции), – дела, которым занимался хозяин дома.

Двери справа открывают проход в приемную В. Э. Бранта. Здесь сохранилась трехмаршевая дубовая лестница, светильники в стиле модерн, вмонтированные в деревянный потолок. Лестница украшена балясинами – декоративными столбиками, служащими опорой поручня лестницы, вазами, стены отделаны деревянными панелями. В элементы декора включены листья аканта. Причудливая форма листьев этого средиземноморского растения – излюбленный орнаментальный мотив еще с античных времен. Мраморная арка из серого гранита отделяет приемную от кабинета хозяина дома.

Лестничное пространство освещают витражные окна. Один из витражей выполнен предположительно по рисунку Кузьмы Сергеевича Петрова-Водкина. В юности ему посчастливилось встретиться с архитектором Романом Мельцером, который приехал в его родной город Хвалынск в гости к помещице Казарьиной, у сестры которой мать Петрова-Водкина была в услужении. Она показала рисунки сына Мельцеру, и тот увез талантливого юношу в Петербург, где Кузьма поступил учиться в Центральное училище технического рисования, основанное еще одним петербургским немцем, банкиром и предпринимателем бароном Александром Людвиговичем Штиглицем.

Если посетитель с лестничной площадки вестибюля войдет в среднюю дверь, то окажется в другой приемной, отделка которой выполнена в готическом стиле. Окрашенный в белый цвет сложной формы потолок приемной сделан из необычного материала – папье-маше.

Папье-маше – пластическая масса из размельченного картона с добавками. В Китае, где изобрели бумагу, из папье-маше делали шкатулки, статуэтки. С XVI века эта технология получила распространение в Европе, и из папье-маше начали изготавливать не только разные поделки, но и детали архитектурного убранства. Пространство приемной продолжает небольшая комната с барельефом, запечатлевшим сцену прощания военачальника троянцев Гектора с сыном Астианаксом и женой Андромахой перед битвой с ахейцами, осадившими Трою.

Еще одна дверь с лестничной площадки ведет в парадные комнаты, столовую, гостиную, которые соединялись высокой раздвижной дверью. В первой комнате обращают на себя внимание декор лепного потолка и клетка подъемной машины, лифта, который использовали для доставки готовых блюд из кухни, располагавшейся в цокольном этаже.


Особняк понес значительные утраты при реконструкции 1950-х гг., связанной с созданием из двух особняков – Кшесинской и Бранта – единого комплекса. Была разобрана выходящая в музейный сквер галерея, уничтожен зимний сад. Тем не менее, можно говорить о хорошей сохранности декора как здания, так и его ограды, украшенной рельефами, в композицию которых входят античные женские маски, и, как и во внутреннем убранстве дома, – гирлянды и рога изобилия. Венчают ограду вазы и оплетенные змеями сферы, символизирующие мир в начальной стадии рождения.

Античный миф о первотворении повествует о змее Офионе, чьей супругой была дочь Океана океанида Эвринома – богиня сущего. Вместе они породили мировое яйцо. Офион обвил его и согревал до тех пор, пока яйцо не раскололось. Из него явились солнце, звезды, луна, земля. Борьба за Олимп продолжилась. Офион и Эвринома уступили его Кроносу и Рее, а те в свою очередь – Зевсу, Гере и другим олимпийским богам. Однако ни греки, ни римляне не забывали того, кто находился у истоков, – чудовищного змея Офиона, породившего и сохранившего обитаемый мир.

Возможно, Р. Ф. Мельцер, создавая сложный образ декоративного украшения пилонов ограды, имел в виду именно этот греческий миф о первотворении.

Сплошная ограда особняка переходит в чугунную решетку и арку с двумя гранитными колесоотбойными тумбами. На портале главного фасада дома Бранта размещено декоративное керамическое панно, изображающее парящую в облаках богиню красоты и любви Венеру (Афродиту), и её спутников. Великая богиня, согласно античному мифу, была рождена раньше других богов-олимпийцев. Она повелевает могучей силой, которой подвластны и люди, и боги. Любовь движет миром, она понуждает мир к действию, развитию и изменению.

Единого мнения об авторстве панно нет. По одной версии, рельеф выполнен по рисунку Р. Ф. Мельцера, по другой – автор работы все тот же немецкий скульптор Генрих Герхардт.

Арочный проем въезда во двор обрамлен чугунными гирляндами, по верху чугунных литых ворот размещен узор, часто встречающийся в античном искусстве вид орнамента – меандр, символизирующий вечность. Арка украшена подвесным фонарем. Она открывает перспективу внутреннего двора, заканчивающегося портиком. Сразу за воротами – бронзовый горельеф работы Генриха Герхардта, на котором изображен архангел Михаил, побеждающий дракона.

Заказ на изготовление кованых оград, ворот, ограждений балконов, крыши, оконных решеток нижнего этажа Мельцер отдал в мастерские Художественно-строительного завода, которым руководили сыновья основателя предприятия Карла Ивановича Винклера, еще одного петербургского немца.

Вход в дом, находящийся во внутреннем дворовом пространстве, защищен сводчатым стеклянным навесом. Напротив входа – бронзовый барельеф, также созданный скульптором Генрихом Герхардтом, – «Добро пожаловать в Брунненхоф». Сюжет может быть расшифрован как аллегория воссоединения семьи. Женщина на пороге дома приветствует спешившегося с коня молодого мужчину. Изображение символическое, но здание вполне конкретное, это вилла Брунненхоф, располагавшаяся в окрестностях Цюриха, принадлежавшая Эммануилу и Иде Брантам, родителям Василия Эммануиловича Бранта. Надпись на рельефе приглашает посетить дом с колодцем – «Колодезный двор». Так переводится на русский язык название виллы Брунненхоф.

Стены особняка Бранта облицованы светлой керамической плиткой. Ее поставляла из Германии фирма «Филипп Гольцман и К°». Вверху глухой стены, отделяющей дворовый проход от соседнего здания (кстати, оно тоже принадлежало Василию Бранту) и обеспечивающей, помимо прочего, пожарную безопасность дома, помещены бронзовые барельефы, изображающие головы лошадей и амазонок с факелами в руках, управляющих колесницей. Над стеклянным навесом размещен знак торговой фирмы Брантов.