Сводки из ведра. Как узники Бухенвальда смогли собрать радиоприемник

Макет радиоприемника, смонтированный в ведре с двойным дном, – экспонат Государственного музея политической истории, повествующий о сопротивлении узников нацистских концлагерей. Именно такое устройство из деталей, подпольно вынесенных с заводов, смогли собрать в марте 1943 года в Бухенвальде советские военнопленные. Они очень рисковали: любая техника для узников концлагеря была под строжайшим запретом.


Душой всего дела были Лев Драпкин, электрик по профессии, и Александр Лысенко. Первая версия устройства не заработала: она издавала только шум. Вскоре удалось установить контакт с надежными товарищами, знающими толк в радиомонтаже. Это были Вячеслав Железняков, французский военнопленный из Парижа по имени Жюльен и поляк Эдмунд Дамазин. Последний, радиотехник по образованию, работал в Бухенвальде в бригаде электриков.


Известная народная мудрость гласит: хочешь спрятать что-то – положи эту вещь на самое видное место. Возможно, именно эту мысль держали в уме узники концлагеря. Они прятали радиоприемник на дне ведра с двойным дном. Сверху заливали гуталином и ставили крышку со щеткой для чистки обуви. Дело в том, что надсмотрщики заставляли заключенных регулярно натирать грубые деревянные ботинки, поэтому ведро с гуталином было привычным для каждого обитателя Бухенвальда.


Приемник дал возможность узникам услышать сводки Совинформбюро, которые они записывали и распространяли в лагере. Сначала все шло гладко, но затем кто-то все-таки донес. Как вспоминал Железняков, ведро «невинно» стояло у двери, не привлекая ничьего внимания. Целый отряд эсэсовцев метался по блоку, вспарывая матрацы, обдирая обшивку стен, вскрывая половицы, выбрасывая посуду из шкафа, а заключенные стояли во дворе, не смея ни перенести ведро, ни прикрыть его чем-нибудь.


Риск был колоссальный, но обошлось. Тем не менее, чтобы не нарваться на неприятности, узники перенесли «заветное» ведро в более безопасное место – свинарник. По словам Железнякова, он стоял в стороне от жилых блоков, туда редко кто заглядывал. Там приемник служил исправно до самого дня освобождения...


А весной 1945-го группа узников, в том числе Дамазин и Драпкин, смогла сконструировать радиопередатчик, который подпольщики назвали «Голос Бухенвальда». 8 апреля они послали в эфир сигналы SOS с просьбой: «Союзникам. В армию генерала Паттона. Это концлагерь Бухенвальд. SOS. Мы просим помощи. Они хотят эвакуировать нас. СС хочет нас уничтожить». Текст повторили несколько раз на английском, русском и немецком языках.


Войска Красной армии были далеко, союзники – ближе. Через короткое время был получен ответ: «Концлагерь Бухенвальд. Держитесь. Спешим вам на помощь. Командование Третьей армии».


Тем временем узникам удалось узнать, что ликвидация лагеря назначена на 17 часов 11 апреля. И тогда двумя часами ранее они подняли восстание, увенчавшееся успехом. А 13 апреля в Бухенвальд вошел передовой отряд 3-й армии США...


Текст: Александр Соловьев

Фото: Дмитрий Соколов



Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 225 (6823) от 09.12.2020 под заголовком «Сводки из ведра».

Адрес:

Санкт-Петербург, ул. Куйбышева 2-4

Телефоны:

(812) 233-70-52, (812) 313-61-63

Разработка сайта:

© 2004-2023   Государственный музей политической истории России

Мы используем cookie

Во время посещения сайта ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ Вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.   Подробнее

Понятно