Стачка прачек. Как женщины-работницы в Петрограде боролись за свои права

Среди женщин-работниц в царской России, пожалуй, наиболее отсталыми, забитыми и беззащитными были прачки. Достаточно увидеть посвященную им картину Абрама Архипова: в полуподвальной, полутемной, тесной каморке, среди потоков грязной воды и горячего пара склонили спины несколько женщин неопределенного возраста. В таких условиях, а то и хуже они работали по 13 - 14 часов в день, получая за свою каторжную работу гроши. Это объяснялось дешевизной женского труда, порожденной массовым наплывом крестьянок в города.

После свержения монархии в феврале 1917 года прачки громко заявили о себе. Уже в марте-апреле они объединились в Петрограде в профсоюз, дабы отстаивать свои интересы и добиваться улучшения условий труда. Когда работодатели отвергли их требования о сокращении рабочего дня до восьми часов и повышении оплаты, назвав их «неприемлемыми» и «несвоевременными», 1 мая около пяти тысяч прачек из 45 заведений объявили забастовку.

Их требования отнюдь не были чрезмерными. Уже в марте 1917 года Совет рабочих и солдатских депутатов и Петроградское общество заводчиков и фабрикантов заключили соглашение о введении на производстве 8-часового рабочего дня. Временное правительство инициировало создание Центральной примирительной камеры, призванной согласовать интересы предпринимателей и рабочих. Ей удалось вынудить Совет общества заводчиков и фабрикантов установить минимальный уровень заработной платы.

Однако владельцы прачечных заведений ни в какую не хотели идти на уступки своим работницам. И, как ни странно, жители столицы особо не возмущались тем, что в течение нескольких недель прачечные не работали. Из прессы отреагировали лишь издания социалистического толка. В большевистской газете «Правда» по инициативе забастовщиц появилась постоянная специальная рубрика «Стачка прачек». В одной из корреспонденций говорилось: «С падением старого режима мы, работницы-прачки, тоже потребовали своих человеческих прав, а хозяева отвечают нам побоями, шпарят кипятком... Поэтому мы, работницы-прачки, обращаемся ко всем рабочим г. Петрограда с просьбой принять какие-либо меры против такого издевательства над нами». По словам прачек, хозяева идут на все: «не кормят работниц, гонят вон с квартиры, бросают в агитаторов утюгом, запугивают штрафом и арестами». Правда, по некоторым сведениям, насилие происходило с обеих сторон.

Представительницы профсоюза прачек даже обратились в исполком Петроградского совета с просьбой выделить им охрану. Тот предостерег владельцев прачечных о недопустимости грубого обращения с бастовавшими работницами, заявив, что найдет средства оградить их свободу и неприкосновенность.

Работодатели прибегли к обычной западноевропейской практике создания альтернативного «желтого» профсоюза из штрейкбрехеров. Таких нашлось не больше двух десятков. «Вас, иуды, которые за 30 сребреников продали интересы рабочих, мы клеймим позором и опубликовываем ваши фамилии, чтобы знали все товарищи и не принимали вас в свою среду...» - написали прачки в «Правду».

Бастующим помогла «моральная и материальная» солидарность петроградских пролетариев. Они проводили митинги, собрали в фонд забастовки более 16 тыс. рублей. В итоге собственники уступили: стачка, продолжавшаяся четыре недели, окончилась 31 мая победой прачек.

Работодатели признали их профсоюз, установили фиксированную зарплату и 8-часовой рабочий день. Полагался прачкам и ежегодный двухнедельный отпуск в любое время, по возможности летнее. (Кстати, большевистский декрет 1918 года вводил тот же двухнедельный отпуск, который при Сталине сократили уже до 6 дней.) Об увольнении, причем только по уважительным причинам, хозяин обязан был сообщать за две недели. Отдельно оговаривалось обоюдное вежливое обращение.

Предусматривались «хорошее качество пищи и достаточное ее количество», «хорошие гигиенические» условия работы и квартиры, стирка белья прачек - за счет хозяев. Все эти условия были прописаны в расчетной книжке каждой прачки - один из таких документов является экспонатом Музея политической истории России.

Ленин прекрасно понимал: подобные компромиссы между предпринимателями и трудящимися резко снижают шанс большевиков прийти к власти. Недаром Александра Коллонтай еще во время стачки пыталась навязать прачкам политические лозунги. Она уговорила Ленина, чтобы большевики взяли прачек под крыло. И это у них получилось: летом 1917 года в профсоюз прачек была направлена опытная большевичка Софья Гончарская, которая в результате его и возглавила. Прачки подхватили лозунги большевиков о переходе всей власти Советам и социалистической революции. Как знать, не пришлось ли им потом об этом пожалеть?

Статья научного сотрудника Музея политической истории России Александра Смирнова для газеты "Санкт-Петербургские ведомости".

На фото: демонстрация женщин-работниц на Невском проспекте, март 1917 года.

Адрес:

Санкт-Петербург, ул. Куйбышева 2-4

Телефоны:

(812) 233-70-52, (812) 313-61-63

Разработка сайта:

© 2004-2023   Государственный музей политической истории России

Мы используем cookie

Во время посещения сайта ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ Вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.   Подробнее

Понятно