В Музее политической истории России открылась выставка "А душу оставить себе..."

В Музее политической истории России открыта выставка «А душу оставить себе...», посвященная 100-летию Тамары Петкевич (1920-2017).

С тех пор как в свет вышла первая и главная книга Тамары Петкевич «Жизнь – сапожок непарный», круг ее читателей и почитателей разросся необычайно. И продолжает расти. Личность и судьба этой прекрасной петербурженки привлекали и тех, кто знал ее лично, и тех, кто видел фильмы о ней или читал ее исповедальную прозу.

Выставка, которая организована в атриуме особняка Кшесинской (автор идеи и куратор выставки Е. К. Костюшева), как и книга, построена на документальном материале. В ее центре – фоторепортаж журналистки Татьяны Куцениной, в прошлом году побывавшей в Республике Коми, где от бывшего ГУЛАГа мало что осталось. Там отбывала срок политзаключенная Петкевич. Здесь и дневник героини, которая нашла в себе мужество в 1970-х вновь посетить места своей трагической юности. Здесь и оригиналы документов, сопровождавших ее на лесоповале и в лазарете, а потом – в ТЭК, Театрально-эстрадном коллективе, созданном из «крепостных» артистов для увеселения тех, кто распоряжался их жизнями.

Фотографий первых лет заключения, конечно, почти нет, а вот иконография той поры, когда она стала актрисой, сохранилась. В рисунках, фотопортретах и письмах поражает то, что уже знакомо по книге: драматизм их высекается из ослепительной юности, красоты и горькой участи. На одном из живописных портретов (работы товарища по лагерю Бориса Старчикова) влюбленная пара – Тамара и Николай Теслик. Их лица светятся счастьем, предвкушением светлого будущего, словно у героев Любови Орловой и Сергея Столярова из фильма «Цирк». Кажется, вот-вот зазвучит «Марш энтузиастов»: «Нам нет преград ни в море, ни на суше...». Если не знать обстоятельств, и не представишь, что вскоре Теслик умрет в тюремном бараке, а его подруга, уже вольнонаемная, похоронит его на кладбище Княж-погоста, спасая от свалочной ямы, куда сбрасывали трупы зэков.


На выставке все документально. И экспонаты из Музея истории ГУЛАГа, и то, что хранится в питерских архивах, и вещи, знакомые по книге, виденные у Петкевич дома, на Пушкинской улице, и незнакомые артефакты. Скажем, я впервые видела потрепанный томик пьес Островского, по которому репетировали «Без вины виноватые» в ТЭКе, или рисунок «Тамара Петкевич – Мариэтта в оперетте «Баядера» (1948 года).


Документирована и вторая половина жизненного пути Петкевич. Встречи после двадцатилетней разлуки с сыном, рожденным в лагере и там же потерянным... Превращение провинциальной актрисы в авторитетного театроведа. Становление писательницы Т. В. Петкевич. Ее книги, вышедшие в России и переведенные на английский, польский, немецкий языки... Рукописи, письма родных, друзей, которых было много, но преодолеть «непарность» ее мироощущения так никому и не удалось.


Экспозицию могли бы дополнить и материалы книги, которую готовит к изданию научный сотрудник Музея Анны Ахматовой Татьяна Позднякова, – «Не скупа была ко мне судьба...». Книга посвящена Александру Гавронскому, человеку, сыгравшему ключевую роль в судьбе Тамары Владиславовны. Но эта встреча еще впереди. Как и премьера спектакля по «Сапожку» в Театре Ленсовета. А пока у нас есть возможность прикоснуться к личности самой Петкевич. В Музее политической истории страны – еще одна светлая и драматичная частичка этой истории.


Елена Алексеева


Материал опубликован в газете «Санкт-Петербургские ведомости» № 199 (6797) от 02.11.2020 под заголовком «Сапожок непарный».
Адрес:

Санкт-Петербург, ул. Куйбышева 2-4

Телефоны:

(812) 233-70-52, (812) 313-61-63

Разработка сайта:

© 2004-2023   Государственный музей политической истории России

Мы используем cookie

Во время посещения сайта ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ Вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.   Подробнее

Понятно