В Музее политической истории России презентовали книгу «Оборона Ленинграда. 1941-1945. Документы и материалы»

Увидевшая свет всего пару месяцев назад, она служит напоминаем, что попытки переписывания нашего прошлого ради сиюминутной выгоды ведут лишь к национальному беспамятству.

Не проходите мимо


Ответственным редактором этого сборника и автором довольно объемной вступительной статьи является Андрей Константинович Сорокин – ведущий российский архивист, директор Российского государственного архива социально-политической истории (бывшего Центрального партийного архива при ЦК КПСС). И первой целью книги – ибо их несколько – является освещение деятельности органов государственного управления, начиная от ленинградских райкомов и обкомов и заканчивая Наркоматом Обороны и Ставкой Верховного Главнокомандования.


Размах обзора широк, и соответственно этому книга разбита на тематические разделы: о положении на Северо-Западном и Ленинградском фронтах, об эвакуации жителей и промышленности, о состоянии предприятий в городе и строительстве коммуникаций через Ладогу, о ситуации с продовольствием и сельским хозяйством, о положении в городе, о партизанском движении в Ленинградской области. Есть в ней и раздел с обобщающими справками, касающихся жизни Ленинграда в годы блокады, которые были затребованы от руководства города из Москвы. Всего же приведен 281 документ. Причем подавляющая часть (более 80%) опубликована впервые!


Как признается Сорокин, одним из побудительных мотивов взяться за работу, послужило то, что при знакомстве с этими материалами он обнаружил практическое полное отсутствие записей об их использовании (особенно это касалось обширного личного фонда Жданова). А ведь эти документы были рассекречены еще около 20 лет назад! Но, тем не менее, они оказались не востребованными ни публицистами, ни профессиональными историками. По мнению Андрея Константиновича, этот факт характеризует нынешнюю ситуацию с изучением нашего прошлого.


«Это явление я для себя назвал архивным псевдоисторизмом, – делится он, – Оно означает сознательное уклонение исследователей от работы с документами. Видимо, для них куда проще самим конструировать умозрительную историческую реальность, предлагая произвольные интерпретации и выстраивая обсуждения, которые затемняют общественное сознание и разжигают страсти».



Куда клонит высокий гость?


Затронутая директором архива проблема действительно «огнеопасна». Об этом можно было судить хотя бы даже по комментариям со стороны петербургских историков, присутствовавших на презентации книги. Некоторые из них высказались в том смысле, что вряд ли стоит «московским варягам» учить местных исследователей истории. Были даже выражены сомнения в правдивости информации, содержащейся в сборнике.


Отдельные материалы на самом деле поражают своим содержанием. По словам Сорокина, у него самого, например, вызвал недоумение документ, согласно которому, запасы продовольствия в блокированном городе к весне 1942 года достигали уже двух пятимесячных лимитов!


«Понять, почему при этом не увеличивались пайки для населения, я не могу, – делится архивист, – но значит ли это, что на такой документ не нужно обращать внимание? Нет. Но нужно определить место подобных материалов в публичном пространстве, раз их никто раньше не видел. И они должны инициировать дальнейший разговор архивистов, историков и общественности, ведь только совместными усилиями мы решим проблему написания нашей истории».


При этом он не считает обоснованными подозрения, что власти города занимались приписками, особенно в начальный период блокады.


«В том же фонде Жданова есть отчеты, свидетельствующие о деморализации руководства, – отмечает Сорокин, – Например, на один из запросов Маленкова о том, приданы ли пытающимся прорвать блокаду войскам тяжелые танки КВ, Кузнецов отвечает: «Рубим живую силу». И ошибки тоже были. Почему, к примеру, возникла нехватка электроэнергии в городе? Потому что соответствующее оборудование оказалось вывезенным. И только январе 42-го его стали возвращать обратно».


Что же касается описания ситуации в более поздний период, то там, по мнению историка, появляются не приукрашивания, а элементы пафоса и оптимизма, причем, в определенной мере все-таки оправданных. Другое дело, что в таких отчетах нет анализа сделанных промахов. И как раз этими документами закладывался тот самый советский канон, который исключил осознание цены победы.



Исцеление памяти


И вот тут самое время упомянуть о третьей цели архивного сборника. По мнению Андрея Константиновича, умышленный акцент исключительно на блокаду превращает город из активного участника истории в пассивного, от которого ничего не зависело, а это не так. Ленинград был субъектом борьбы, подчеркивает он, и блокада – это часть более содержательного процесса обороны, так как нацистскому вторжению сопротивлялось все население города. И представленные в книге документы о работе ленинградских предприятий как раз свидетельствуют об этом. Они к тому же призваны напомнить еще и о том, что в кольце блокады оказалось так же 33 района ленинградской области, где по официальным данным погибло 88 тысяч жителей.


«Однако рассчитывать, что книга, содержащая документы только из нашего архива, даст исчерпывающую и непротиворечивую информацию об обороне и блокаде Ленинграда, невозможно и не нужно, – отмечает Сорокин, – Но сделан важный шаг в изучении работы высших органов управления, что всегда актуально. Ведь главная задача любого архива – работа в публичном пространстве с документами, и только тогда он сможет сыграть роль доктора исторической памяти».

ФАКТЫ


- В блокированном городе было проведено более 320 различных мобилизационных кампаний, в которых приняло участие около 2 млн. человек.


- Организатором презентации книги выступила Юлия Зораховна Кантор, профессор РГПУ им. Герцена


- Объем книги 735 страниц


- В архиве РГАСПИ хранится личный фонд Сталина, который оцифрован и доступен всем желающим.



Текст: Владислав Вовк
Фото: Дмитрий Фуфаев

Адрес:

Санкт-Петербург, ул. Куйбышева 2-4

Телефоны:

(812) 233-70-52, (812) 313-61-63

Разработка сайта:

© 2004-2023   Государственный музей политической истории России

Мы используем cookie

Во время посещения сайта ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ Вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.   Подробнее

Понятно