Как театр готовил перестройку

В Петербурге открывается выставка о политических спектаклях времен СССР.

«Кто положительный герой? На чьей стороне симпатии создателей спектакля? Кому сочувствовать, кого ненавидеть?» Таков был один из зрительских отзывов на поставленный в 1958 году в нашем городе спектакль «Бег» по роману Михаила Булгакова. Растерянность понять можно: уж слишком отличался генерал Хлудов, сыгранный Николаем Черкасовым, от шаблонных образов белогвардейцев, представавших на сцене в прежние времена.

Эти и другие отзывы зрителей - экспонаты выставки «Политический театр времен СССР». Как и афиши, программы спектаклей, газетные рецензии, фотографии, театральные реликвии - все это можно увидеть в атриуме Музея политической истории России.

Советский «политический театр» - весьма любопытный феномен. Он появился во время хрущевской оттепели и исчез в начале 1990-х годов. Все это время будоражил общество, влиял на сознание зрителей и фактически готовил перестройку. Лучшие театры - «Современник», БДТ, Таганка, МХАТ - старались раскрепостить сознание зрителя. И хотя на сцене фигурировали декабристы, народовольцы, их пламенные речи были созвучны времени и, казалось, обращены в современность.

Театр того время в совершенстве владел эзоповым языком и, как капля, точил камень.Театральные режиссеры, актеры, драматурги, в совершенстве овладев искусством аллюзий, намеков, подтекста, скрытого смысла, призывали мыслить критически. Однако вот вопрос: нужны ли были несогласные граждане советскому государству?

- До сих пор помню, какое потрясение испытал от спектакля «Нетерпение» по повести Юрия Трифонова, поставленного в ленинградском ТЮЗе. Казалось бы, все понятно: пьеса - о народовольцах. Но многие видели намеки совсем на других персонажей: предостережение, что нельзя идти путем насилия, - говорит Александр Смирнов, старший научный сотрудник музея, куратор выставки.

На выставке - гневное письмо учительницы литературы руководителю ТЮЗа Зиновию Корогодскому: «Судить о народовольцах, идя от «Черных пантер» или «Красных бригад», - то же, что оценивать русских нигилистов-шестидесятников, основываясь на впечатлениях от хиппи или панков».

Классик политического театра - Михаил Шатров. Именно благодаря ему задолго до перестройки были возвращены из небытия многие запрещенные деятели революции. Хотя бы просто потому, что в исторических пьесах без этих лиц невозможно было рассказывать о тех событиях. Жесткую критику цензуры вызвали рассуждения героев шатровской пьесы «Тридцатое августа» о том, что красный террор может привести к гибели идеалов революции и задеть преданных партии людей. Были и возражения против появления на сцене соратников Ленина, репрессированных в 1930-х годах. А Шатров пытался еще в 1960-х годах вернуть Бухарина...

- Для меня был знаковым спектакль Шатрова «Так победим!» с Александром Калягиным в роли Ленина. Конечно, шатровский Ильич был идеализированным - гуманистом, поборником социализма с человеческим лицом, противопоставленным «плохому» Сталину. Но только так драматург мог критиковать сталинизм. Цензура запрещала спектакль, тогда актер Олег Ефремов напрямую обратился к министру культуры Фурцевой и добился разрешения, - поясняет Смирнов.

Цензура не зря чувствовала: что-то здесь не то. Вроде цитаты Ленина правильные, но звучат они уж слишком современно. Вождь говорил о самодовольстве, зазнайстве руководителей. Каких, из какого времени? Зрители очень хорошо это чувствовали.

Резонансные спектакли были не только об исторических событиях. Популярны были постановки на производственную тему, в которых тоже затрагивались острые вопросы современности. Пьесы Александра Гельмана обличали бесхозяйственность, авралы, приписки - то, чем отличалась административно-командная экономика.

- Сегодня такого явления, как политический театр, у нас практически нет. Он исчез в начале 1990-х годов, - считает куратор выставки. - С одной стороны, потому, что пропала необходимость говорить о запрещенных вещах эзоповым языком. С другой - на сцену пришел постмодернизм, и театр поставил во главу угла задачу не просвещать, как это было прежде, а развлекать, удивлять и веселить. Поэтому сейчас театры редко делают ставку на интеллектуальные беседы и споры.

Автор: Сергей Глезеров




Адрес:

Санкт-Петербург, ул. Куйбышева 2-4

Телефоны:

(812) 233-70-52, (812) 313-61-63

Разработка сайта:

© 2004-2023   Государственный музей политической истории России

Мы используем cookie

Во время посещения сайта ГОСУДАРСТВЕННОГО МУЗЕЯ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ИСТОРИИ РОССИИ Вы соглашаетесь с тем, что мы обрабатываем ваши персональные данные с использованием метрических программ.   Подробнее

Понятно